Версия для слабовидящих

Публикации "За блокадным кольцом" Музейного агентства Ленинградской области

24 января 2019
Публикации "За блокадным кольцом" Музейного агентства Ленинградской области

27 января 2019 года - 75-я годовщина полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады.

Музеи Ленинградской области бережно хранят память о тех трагических и героических днях. В фондах музеев - уникальные фотографии, письма, документы, дневники, открытки, рисунки. За каждым предметом - судьба человека, семьи.

Музейное агентство открыло серию коротких рассказов о блокаде, о жизни и выживании внутри кольца, на линии фронта, в эвакуации "За блокадным кольцом". 

#МузейноеАгентствоЛенинградскойОбласти

Дорога Жизни - один из символов блокады. На восточном берегу Ладожского озера, в маленькой деревне Кобона есть музей "Кобона: Дорога Жизни". Здесь проходила знаменитая Дорога Жизни, связавшая блокадный Ленинград с Большой землей. Музей был открыт в 1980 году в здании бывшей Кобонской средней школы, служившей в годы войны эвакопунктом. 
В основу экспозиции музея положены уникальные художественные и картографические материалы из архива инженера Дороги Жизни Симона Гельберга. 
Архив Гельберга содержит множество редких чертежей, схем инженерных сооружений Дороги Жизни, карандашных набросков. Особую ценность представляют дневники художника, где день за днем он описывает будни ледовой трассы.
Дневниковые записи Гельберга содержат богатый материал, окрашенный личным, эмоциональным отношением к происходящему. Семь записных книжек, страницы, заполненные бисерным, экономным почерком архитектора – целая «эпоха» с 25 декабря 1941 по 27 сентября 1945 года. В каждой строке – наблюдения, мысли, чувства не постороннего человека, но очевидца событий. Сам Гельберг так оценивал значение Дороги Жизни: «…мы стоим у немца в горле. Мы – распорка, мешающая ему закрыть свою пасть».
Симон Гельберг родился в 1913 году в Днепропетровске. Окончил Ленинградский институт живописи, скульптуры и архитектуры, остался работать на архитектурном факультете. Спустя год, в 1941, ушел добровольцем на фронт. В 1942 году Гельберг – заместитель начальника Ледовой дороги, отвечающий за перевозки грузов и войск через Ладожское озеро, с 1943 – инженер по водным перевозкам и флагманский специалист по маскировке. После демобилизации, с 1946 года он жил и работал в Риге, целиком посвятив себя творческой деятельности.
Симон Аронович мечтал издать альбом «Дорога Жизни». Сделанные им на Ладоге рисунки, наброски и эскизы вместе с уникальными документами переданы сыном художника в Музей-заповедник «Прорыв блокады Ленинграда».

Адрес Музея "Кобона: Дорога Жизни": деревня Кобона, улица Староладожский канал, 2-я линия, дом 2

В фондах Лужского историко-краеведческого музея хранится восемь зарисовок о жизни блокадного Ленинграда художника Николая Петровича Пашко. Это документальные произведения, выполненные в технике черной акварели с белилами.
Пашко родился в начале ХХ века, учиться искусству начал в первые революционные годы. В 1919 году юноша – сын простого петроградского столяра был принят в мастерскую педагога, блестящего рисовальщика, графика и живописца Н.А. Тырсы.
В 40-х годах Николай Петрович уже был членом Ленинградского товарищества художников ЛенИЗО. В июле 1941 вместе с друзьями он выезжал под Лугу – в район Толмачево, где рыл окопы и противотанковые рвы, строил укрепления. Художник остался в блокадном городе и продолжал писать картины, даже когда замерзшие пальцы еле держали карандаш, а голова кружилась от голода. Эти, восстановленные по памяти, блокадные наброски и легли в основу представленной серии акварелей. 
В апреле 1942 года в тяжелейшем состоянии художник был вывезен из Ленинграда в г. Энгельс. К сожалению, все его довоенные картины и блокадные зарисовки погибли, но в мирное время художник продолжил писать, работал учителем рисования, возглавлял работу лужских художников-любителей. Его персональные выставки с большим успехом проходили в Луге, Пскове, Лиепае, Валмиере и многих других городах.
Городские и морские пейзажи, исторические места Лужского края, натюрморты, и, конечно же, ряд портретов лужских партизан и зарисовок партизанской жизни – занимают достойное место в творческом багаже художника. И все же, в преддверии 75-летия полного снятия блокады Ленинграда, мы с замиранием сердца рассматриваем именно эти, вроде бы, невзрачные, но полные боли и правды акварели, каждая из которых – живая память о блокадном прошлом города на Неве.
Адрес Лужского историко-краеведческого музея: г. Луга, ул. Красной Артиллерии, д. 11"А"

В фондах Тихвинского историко-мемориального и архитектурно-художественного музея (ТИМАХМ) хранится несколько работ известного петербургского художника, живописца, графика, мастера акварельного портрета, книжного иллюстратора Константина Ивановича Рудакова, созданных мастером в блокадном Ленинграде, в 1942 и 1943 годах. 
Нарядные, насыщенные цветом эскизы к театральным поставкам сменяют лаконичные карандашные наброски, изображающие девушек-военных и медицинских сестер. В годы Великой Отечественной войны и блокады художник создал серию портретов бойцов ПВО, работал над театральными декорациями, исполнял живописные панно для городских площадей и улиц. Несколько его работ этого периода были переданы в ТИМАХМ в составе коллекции Александра Михайловича Соколова, известного советского архитектора, уроженца Тихвина, с которым Константин Иванович был дружен. 
Константин Иванович Рудаков родился в 1891 году в Петербурге в творческой семье. Его отец работал в Мариинском театре художником по сцене, делал эскизы декораций и костюмов. Он учился в частных студиях и мастерских у прославленных мастеров кисти Павла Чистякова и Василия Савинского, Мстислава Добужинского, Евгения Лансере, Бориса Кустодиева. В Академии художеств был учеником Дмитрия Кардовского. С 1918 участвовал в выставках, был членом «Мира искусства». 
В 1920-е много работал в области сатирической графики для журналов «Чиж», «Еж», «Бегемот», «Смехач», «Крокодил». 
Константин Рудаков вошел в историю русского искусства как замечательный книжный иллюстратор и мастер литографии. Литературные произведения выбирались автором с учетом собственных предпочтений. Рудаков с интересом иллюстрировал русскую классику: А.С. Пушкина, Н.В. Гоголя, Л.Н. Толстова. Любил французскую литературу: Ги де Мопассана, Э. Золя. В. Гауфа, Э. Гофмана. 
В 1944 году принял участие в выставке пяти работавших в блокаду художников в Русском музее (В.М. Конашевич, В.В. Пакулин, А.Ф. Пахомов, К.И. Рудаков и А.А. Стрекавин). Константин Иванович Рудаков скончался в 1949 году в Ленинграде. Произведения художника находятся в Государственном Русском музее, Государственной Третьяковской галерее, в многочисленных музеях и частных собраниях в России и за рубежом. 
Адрес ТИМАХМ: г. Тихвин, ул. Тихвинская, д. 1 

В фондах музея «Дом станционного смотрителя»хранится обычный, на первый взгляд, предмет с необычной историей – швейная машинка.

Швейная машинка была подарена музею местным жителем – Виктором Николаевичем Шароновым. Для семьи Виктора Николаевича она стала символом выживания и спасения. Машинка была приобретена в довоенные годы и прошла с семьёй Шароновых всю Великую Отечественную войну. Мария Ивановна Шаронова (Пакулина), уроженка деревни Протасовка Гатчинского района Ленинградской области во время войны оказалась на временно оккупированной немецкими войсками территории. 11 ноября 1943 года она была вывезена в Литву, а затем в Германию на принудительные работы. В мае 1945 года Мария Ивановна была освобождена и в сентябре 1945 года вернулась на родину. В регистрационном листе, заполненном в городе Кирхми Зер, имеется запись: «на постоянное место жительство с ней следуют отец, мать, сестра, брат и сын».

Когда жителей оккупированных территорий вывозили в Германию на работы, люди брали с собой только самое ценное. Мария Ивановна взяла с собой швейную машинку. На протяжении всех скитаний по дорогам Европы, эта машинка была с ней, помогая заработать на кусок хлеба. По воспоминаниям, сохранившимся в семье, машинка также использовалась и не по прямому назначению – по пути в Германию машинка служила ступенькой при посадке стариков и детей в товарные железнодорожные вагоны и высадки из них.

В фондах Киришского историко-краеведческого музея хранится старинное настенное зеркало в дубовом обрамлении. Зеркало «пережило» блокаду с семьей Ирины Алексеевны Тарасовой. Ирина Алексеевна, в блокаду маленькая девочка, в послевоенные годы переехала в Кириши. Семейную реликвию, мирный свидетель блокадных дней, она передала в музей в 2005 году.

Война искалечила судьбы членов семьи Ирины. Брат - Георгий Алексеевич Курсанов в начале войны сражался на Лужском оборонительном рубеже, был ранен, после госпиталя вернулся на фронт, в 1942 году пропал без вести. Отец - Алексей Иванович, истощенный от голода и лишений, не перенес тягот пути и скончался во время эвакуации по Ладожскому озеру из осажденного города.

Мать и сестра Ирины были эвакуированы в Новосибирск, где их встретил второй брат Ирины - Анатолий Алексеевич Курсанов, работавший на оборонном заводе.

Обновлено 24.01.2019